Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Заглавный пост

ДОЛГАЯ И СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!

Пидан Олег Владимирович



24.01.1970 - 08.07.2008


Без тебя душа опустела, мой любимый, единственный на всем белом свете родной человечек.




Collapse )

____________________________________________________________________________________________________________________________________________

В этом журнале Вы можете встретить фотографии посвященные военно-исторической реконструкции (вторая мировая война, первая мировая война, наполеоника, война севера и юга), мокро-коллодионному процессу, цианотипии, ойл-принту, пинхол фотографии и другим альтернативным процессам, так же здесь встречаются пейзажи, портреты и различные абстрации.

Лавина

ХАБАРОВЧАНЕ В ЛАВИНЕ НА МОНБЛАНЕ
(т.к. от своего имени пишу, от Хабаровского)
1-5 мая 2004 г.


Возможно то, что изложено ниже, мало кому интересно. Возможно, у большинства огромный опыт в подобных вещах, и я ничего нового не добавлю. Возможно……
А возможно кому-то запомнится какая-нибудь деталь, которая затем поможет спастись, хотя бы одному. Потому рассказываю.


«Лавина единственный раз в своей жизни
ведет себя по-честному: прежде чем сорваться, она издает утробный звук, оставляя на размышления несколько потрясающе быстротечных секунд.»


Мы поднимались на Монблан (такая не очень сложная Гора есть), и попали в лавину.
К этой лавине мы шли упорно и откровенно настойчиво. Еще на равнине в Шамони получили информацию: за последние 1,5 месяца на вершину не взошел ни один человек. Да особо никто (кроме нас) и не собирался туда всерьез, так только если у подножия погулять. И так до середины лета, пока официально не будет объявлен сезон восхождений на Монблан. Тогда, пожалуйста, в очередь и наверх ! А пока – зима (хотя на дворе 1 мая) и все, что к ней прилагается: последние 2 недели наверху –8-12*С, идет снег, ветер, лавины работают как часы – точно и методично.
Несмотря на имеющуюся информацию группа в составе 7 человек решает осуществить заранее принятый план, т.е. определенным образом подняться наверх. Группа: Руководитель – Шангараев Анвар, Омск, 27 лет стаж в горах. От Хабаровска - Вова Чебанов и я . Остальные – все россияне с разным горным опытом и стажем: Надя, Вова Большой, Ринат (все Москва), Дима (Париж, студент). Бывшие первоначально в составе и прошедшие совместную предварительную подготовку на массиве Эспинуза (юг Франции) иностранцы почему-то идти не решились. Мы же посчитали, что к нашему приходу погода просто обязана наладиться, а уж мы не подведем.
Вышли из Шамони рано утром 1 мая. Сначала подъемник. Он ничьих чувств не задел и воспринят был благодарно. Затем всё, что мы успели сделать в первые сутки, пока организмы не сообразили, на какой они высоте – это своим ходом уже подняться до 3.800, затем спуститься на 3.500, отметить про себя, что «срань-то какая, не видно ничего !!!» и далее наощупь, тыком с ветром и снегом добраться до плато у подножия Монблан де Такюль и там кинуть свои кости и те полезные килограммы, которые на остатках равнинных еще сил мы принесли. Опытные говорили потом, что в нашем случае, если бы не погода такая, все было бы легче и оптимистичнее. Если бы не погода, да ! А бывает хорошая погода в горах ? Тем не менее все было достаточно оптимистично.
Опущу описание Горной Болезни, хоть она и просилась на первые полосы. Скажу только, что к середине вторых суток большинство могло все-таки уже крепко стоять на ногах, хотя еще не все понимали, зачем мы здесь и зачем нужна, например, еда – не внутрь же ее принимать. Но снаружи все выглядели бойцами !
Со вторых же суток пошел сбой в исполнении плана восхождения, т.к. постоянные откапывания, расталкивания облаков, борьба со снегом и ветром нам понравились больше, чем мысль о восхождении. К тому же верх ничем не отличался от низа, а бескрайние просторы от глухих стен де Такюля, т.к. все было одинаково белого цвета и видно было всё аж метров на 50 ! Тем не менее наше упорство не пропадало вхолостую в недрах лагеря. И на вторые и на третьи сутки мы, ничего не видя, под безостановочным снегом все же пытались организовать маршрут в направлении вершины. Пробовали скалу, скалу-лед, снег-лед. Уходили насколько считали безопасным, но возвращались каждый раз, потому что решиться на полный отрыв от лагеря не могли. Видимость за сутки возникала суммарно минут на 5-10. За это время успевали разглядеть сколько снегу лежит на склонах. Мама родная, да этот снег придерживать надо, чтоб не рухнул, не то что идти по нему ! Сходят по-тихоньку лавины (тихо так сходят – «Хрясь !!!» и тихо.). В один из дней при работе на ледовой стене попали в небольшую лавинку (сухую). Помог карниз, под которым крепились. ОНО просвистело сверху. Шепотом. Не грозно. Только сбило дыхание, обожгло легкие, а так все в порядке…. Через какое-то время Вова упал с высоты метров 10-12, проходя ледовую вертикаль. Но без последствий – просто встал и разулыбался. И ледобуры были надежны, и все остальное, а поди ж ты – упал ! Мы не восприняли это как предупреждение.


«Оказавшись в лавине, человек почти не имеет шансов выбраться из нее в процессе движения, и очень скоро оказывается захороненным в лавинном снегу. Лавина убивает свою жертву с помощью холода, шока и удушья. Чаще всего случается именно удушье: во время движения в лавине снежная пыль забивает ноздри и горло, а иногда даже проникает в легкие; после остановки лавины твердеющий снег сдавливает грудную клетку и нарушает дыхание; плотный лавинный завал почти не вентилируется, и воздуха для дыхания очень скоро начинает недоставать; наконец, даже если человек в завале имеет
некоторое пространство, вскоре на внутренней стороне снежной полости от дыхания появляется льдистая корочка, окончательно закупоривающая жертву.
Оказавшись в снегу, человек лишен возможности сообщить о себе криком.
Идущие из снега звуки наверх не выходят. Замурованная жертва слышит звуки шагов спасателей и все, что делается на поверхности снега, но ничем не может сообщить о себе……»


Погода без изменений. Только усилился ветер еще. Стал шквалистым. На склоне держаться стало трудно. Не пойти ли нам вниз ?……….НЕТ !
Ждать больше не будем. Соберемся-ка да пойдем все же наверх. Принимаем новый план - облегчиться максимально по газу, продуктам и проч., двумя связками по трое выйти через гребень де Такюля на 4.100, поставить промежуточный лагерь и затем в течение суток без подготовительных мероприятий и захода на де Такюль прямиком идти через стену Маудит (перепад высот 400м скала-лед) и далее по гребню на Монблан при наличии сил. Решили. Не все правда. Был и отказник. Но ни грамма упрека – все честно и уважительно. Он оказался мудрее нас.
Это был самый плохой день по погоде. Сидя в палатке казалось, что сверху в полуметре носятся поезда – так ревел ветер. Утром выдвинулись. Шли вслепую практически без ориентиров. Уже на склоне после половины пути первый и единственный раз в мимолетном просвете удалось определить верхний ориентир, к которому надо было в итоге выйти. Склон шириной 300-600 м, высота подъема 600 м. Левая часть снег-лед (ледовые лбы через 40-100м), центр и правая часть – ледовые поля до 300 м по горизонтали и до 600 м на всю вертикаль с несколькими огромными висящими карнизами. Держались левой стороны, применяли тактику движения ото льда ко льду. С увеличением крутизны склона снег становился в рост человека и выше. Рыхлый, несхваченный снег. Лидирующему приходилось руками разгребать коридор на шаг, входить в него с шагом вверх и фиксироваться на кошках. Так кадый шаг. Ощущения лидирующего: «Снег, казалось, висит ни на чем. При каждом движении его буквально надо придерживать, чтобы он не дай Бог, не двинулся.» В ТАКОМ СНЕГУ, ВИДИМО, ДВИГАТЬСЯ НЕЛЬЗЯ. Но мы, чуя нехорошее, все равно двигаться продолжали. Пока не произошла первая подвижка снежной массы. От верхнего края коридора, прямо от лидирующего по снегу на сотни метров в разные стороны в миг разлетелась паутина трещин и склон поехал. Поехали и мы. Все. Ужас в глазах ! Но через 10 метров все замерло. Гора в последний раз проинформировала нас о том, что мы находимся не в нужном месте и не в нужное время. Но просто сойти вниз уже было нельзя. Оставшийся до события час с небольшим мы потратили на то, чтобы лидирующему буквально крадучись удалось пройти метров10 до ледяного лба, встать на самостраховку и сделать станцию через ледобуры, поднять поочередно всех к станции и сделать выдох облегчения. Даже приготовились двигаться дальше через лед, даже молотки в лед воткнули. Но…..двинуться не удалось.


М. Отуотер, американский лавинщик : «… Это была лавина из мягкой снежной доски , и, следовательно, весь склон стал неустойчивым. Я оказался щепкой, плывущей в потоке снега… Я погрузился по колено в кипящий снег, затем по пояс, затем по шею…
Очень быстро и внезапно меня дважды перекувыркнуло вперед, как пару брюк в барабане для чистки одежды… Весь этот путь я проделал под снегом…Вместо сияния солнца и снега, которые никогда не бывают такими яркими, как сразу после снегопада, в лавине была
полнейшая тьма – пенящаяся, скручивающая, и в ней со мной как бы боролись миллионы рук. Я начал терять сознание, темнота приходила изнутри.
Внезапно я снова оказался на поверхности, в лучах солнца. Выплюнув снежный кляп изо рта и сделав глубокий вдох, я подумал: "!Так вот почему у погибших в лавине рот всегда бывает забит снегом"! Вы боретесь как дьявол, ваш рот широко открыт, чтобы захватить побольше воздуха, а лавина набивает его снегом.
Когда меня в следующий раз выбросило на поверхность, я успел сделать два вдоха. И так было несколько раз: наверх, сделать вдох и плыть к берегу – и вниз, под снег, закручиваясь в шар. Казалось, это тянулось долго, и я опять начал терять сознание. Затем я почувствовал, что снежный водопад замедляется и становится более плотным. Инстинктивно или в последнем проблеске сознания я сделал отчаянное усилие и ………………»


Совсем не по правилам, без звука, пришла Лавина. Точнее звук, рев и все что там положено, были, но мы не слышали. Потому что ветер не давал слышать ничего вообще. В очередной его порыв все вжались в стену и спрятали лица от колючего вонзающегося снега. А когда стали поднимать головы, то я лично увидел буквально следующее: как в мультике за треть секунды просто исчезли поочередно как физические объекты перед глазами все члены группы(они были правее меня, поэтому удалось увидеть картинку целиком). Да, все просто исчезли, а меня грубо начало толкать в лоб, плечи. Схватило за ноги и дернуло вниз. Какое-то время я продолжал как невесомая тряпочка в потоке снежных тонн болтаться на самостраховке (новенькая ! Petzl !). Все части тела были вывернуты в направлении движения снега. Все уже было в полной тьме и без воздуха. Рот и нос забиты наглухо, жжение в легких. И огромное желание, чтобы страховка оторвалась, наконец, а то очень больно. Через пару секунд страховка и беседка порвались, ледобуры вырвало, и я оказался в потоке. Вокруг что-то происходит большое и серьезное, крутит, а мысли такие: «нет, нет, стоп ! не может быть. Нет, я не готов сейчас, подождите ! сейчас, сейчас. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ !!!» Вдруг пришло осознание того, что на ситуацию повлиять невозможно. Никак. Боль, забитый рот, темнота, задержанное на вдохе дыхание, неподконтрольный полет и вращение – все это не проблема ! Можно терпеть и даже есть силы. Проблема в другом – все это может так и замереть вместе с тобой. И я это осознал. И это был страх. Что-то зелено-серое, холодное появилось вокруг. Оно должно было меня забрать, если я останусь здесь. Я его четко видел. Не-е-е-ет !!!! Наверх ! Не ясно только, где это. Но все равно наверх. Двигаться. Рваться вверх !……….Свет. Он появился внезапно. Голова оказалась над снегом. Только успел выдавить из себя снежный кляп, вдохнуть и возрадоваться тому, что жив, как сверху без объяснения причин, без права на обжалование, лишая тебя вообще права иметь какие-либо права и задавать вопросы, весомо и однозначно прилетел очередной поезд из снега, который сильно врезав по голове, увез меня в тело лавины как в туннель метро. И дальнейшее пребывание там было во много раз дольше, чем сначала. Крутило, еще больше сдавливало. Хуже было то, что ощущение конца было конкретнее. Оно в этот раз было абсолютным. Уже не было НАДЕЖДЫ ! Тем не менее ярость и сила моих движений не ослабевали. Тело само вытворяло нечто. Оно было обязано так себя вести. Я чем мог помогал, но сознание плыло. Через какое-то время общая скорость начала замедляться, причем резко. И тут сознание не подкачало, включилось и выдало самый нужный и самый своевременный импульс – наверх !!! Именно сейчас надо было предпринимать самые решительный действия, пока масса не встала. Это осознавалось четко. Наверх!!! И рывок этот я сделал. Всё замерло. Я в снегу. Правая рука снаружи и свободно двигается. Ура !!! Бодаюсь, как буйвол и голова оказывается снаружи. Ура !!! Я у поверхности. Яростно работаю рукой, подключается правая нога, но выбраться сам все равно не могу – в снег впечатан очень крепко, пальцем не пошевелить. Рядом вижу Вову. Он вниз головой, ноги сверху и спутаны веревкой, дергаются. Переговариваемся – оба в порядке. Свободной рукой распутываю ему ноги, он подкапывает меня. В результате взаимных любезностей мы извлекаем себя из снега, встаем. Примерно также поступили еще двое. А вот двоих других нет. Хорошо помню первые ощущения: после осознания, что худшее позади и что ты точно уже выберешься, буквально через несколько секунд (странное дело) мысли «где остальные и как они?». Поняв, что тем двоим сейчас очень плохо, что они где-то в глубине, живые, но не спасенные, опять обретаешь невероятную силу и прыть и начинаешь бешенно, истово, как за себя, рыть снег, чтобы их откопать. Обнаружили их достаточно быстро, в обоих случах по кончикам пальцев рук, взметнувшихся из глубины в последнем усилии. Откапывание лица, затем груди. Крики . На все про все ушло 10 минут. Несмотря на неглубокое залегание тел (все до 2 м) установили однозначно, что никакая часть тела, находившаяся в снегу не могла быть полезной при откапывании самого себя, т.к. плотность снега была очень большой и пошевелить даже пальцем возможности ни у кого не было.
Живы. Стоим на ногах. Без серьезных травм. Потеряли часть снаряжения и порвали одежду. Но живы ! Нас вынесло на правую часть конуса лавины примерно в 150-200 м от шестисотметрового обрыва ледника. Поэтому находиться здесь было опасно: ветром или очередной плюхой нас могло догнать туда. Ноги в руки и скорее вправо и вниз – подальше от обрыва, поближе к месту базового лагеря.
Вернулись, поставили лагерь. Остаток дня и до глубокой ночи впятером сидели в палатке двух-местке, бесконечно ели и хохотали, вспоминая детали происшедшего. Много хохотали. Это была истерика. Ринат (ему досталось ударов больше всех) сразу лег спасть – до утра. Весь следующий день мы спускались. Погода так и не пришла.
Спасибо Горе, что она пощадила нас. Спасибо, что нашла не крайний способ отвадить нас от дальнейшего продвижения к вершине. Спасибо, что не дала зайти нам влегкую, а заставила потрудиться и набраться опыта. По крайней мере нам с Вовой это было полезнее, чем просто продефилировать наверх. Кстати, наш руководитель, Анвар, в такой лавине был впервые за 27 лет гор.


Что я для себя определил ?

-не надо бояться показаться не в лучшем свете настаивая на доп.затратах в приобретении средств, обеспечивающих безопасность (пример с настойчивым требованием снарядиться лавинными датчиками – тому подтверждение)
-Если много факторов говорит, что есть опасность (а в нашем случае так и было), то это значит, что на самом деле есть опасность. Ни больше не меньше.
-Если ты лично видишь опасность, но в силу отсутствия опыта не можешь определить степень ее реальности, доверяй себе и считай ее максимально опасной (когда я лидировал на склоне и буквально всеми органами чувств понимал, что снег только и ждет, чтобы сойти, но при этом не видел каких-то серьезных опасений со стороны более «опытных», то надо было действовать в соответствии с тем, что реально видишь сам. Как выяснилось, более опытные просто на самом деле не имели опыта такой лавинной опасности и поэтому оценивали ее с позиции только имющегося опыта. К тому же они шли уже не по целине, а в коридоре , где состояние снега им оценить было сложнее)


-Бороться надо до конца !
-Жить хорошо !!!

P.S.
1.По прибору GPS удалось установить, что в лавине мы двигались примерно 250-300м
2.Разбором ситуации определено, что сход лавины на 5 и более минут раньше события, а также через 20 и более минут после события сопровождался бы более серьезными последствиями для группы, т.к. сход произошел когда все находились под прикрытием ледяной стены (т.е. все уже пришли к станции, но еще не ушли с нее), которая смягчила как первый удар, так и сам «забор» в тело лавины.


Дмитрий Злыгостев

Россия, Хабаровск
24 мая 2004 г.